FBFBINSTVKYouTube

+7 (383) 201-53-39

Сказ о потерянном времени

Автомобиль Сергея Злобина История дальнобойщика из Белово Сергея Злобина чем-то напоминает роман о злоключениях Робинзона Крузо: одинокий водитель волею судеб очутился вдали от дома, на безлюдной штрафстоянке. Причем, покинуть ее оказалось немногим проще, чем выбраться с необитаемого острова. Впрочем, обо всем по порядку.

Дорога полна сюрпризов

28 января к сломавшейся на трассе фуре Сергея подъехал передвижной пункт весового контроля: «Было уже поздно, около одиннадцати, на улице стоял мороз… Инспектор потребовал, чтобы я заехал на весы. Я ответил, что не могу этого сделать – машина неисправна. Но он ответил, что им некуда спешить и они готовы подождать, пока я ее отремонтирую».
Такая настойчивость полисмена Сергея крайне удивила: на трассе, где полно других грузовиков, тот был готов возиться с неисправной машиной. Но с ГИБДД не поспоришь, и водителю не оставалось ничего, кроме как в минус 35 приступить к ремонту. Тут-то его и поджидал очередной сюрприз: «Когда я начал ставить запасное колесо, полицейский внезапно решил помочь. Мы вместе домкратили машину, откручивали вот гайки, меняли пробитое колесо. Всю работу делали 50 на 50».
Дорожных стражей, готовых запятнать мундир автомобильной грязью, Сергею раньше видеть не приходилось. В конце концов совместными усилиями грузовик починили и препроводили к стационарному весовому пункту на «Гусинке». И тут рвение добровольных помощников и было вознаграждено. Как пояснил заместитель начальника отдела административной практики УГИБДД НСО Генрих Малкин, автомобиль Злобина был сильно перегружен: «У него по общей массе был перевес более 8 тонн, а также по осям практически по тонне на каждую. И то, и другое – нарушение правил перевозки тяжеловесных грузов».

Штрафстояночная одиссея

Сергей Злобин После этого взвешивания железный конь Сергея Злобина и оказался в плену на специализированной стоянке, где провел ни много, ни мало, а 17 дней. Этот вынужденный простой обошелся дальнобойщику почти в 60 тысяч рублей. Но почему машина Сергея задержалась здесь так долго? «По закону автомобиль нарушителя находится на хранении до устранения причин задержания, – формально ответил нам Генрих Малкин, – и как только Злобин ликвидировал нарушения закона, он сразу же забрал свое транспортное средство».
Впрочем, по мнению нашего героя, не все в этой ситуации зависело от его усилий, иначе с поставленной задачей он бы справился куда быстрее. Просто так высыпать из кузова часть груза Сергей не мог. Как нам объяснил директор сети городских спецстоянок Александр Генко, вызволять железного друга водитель должен по строго установленному регламенту:
«Сначала нужно согласовать с органами ГИБДД частичную разгрузку машины, получив соответствующее разрешение. После этого штрафстоянку посещает служба весового контроля, грузовик повторно взвешивают. С актом о проведенном взвешивании он опять едет в ГИБДД и пишет заявление на возврат авто, после чего, наконец, его забирает».
Итак, разрешение на частичную разгрузку – взвешивание — разрешение на выдачу машины: все три звена этой цепи, требующие согласований в ГИБДД. Совершить этот «подвиг» за первый — бесплатный — день пребывания на спецстоянке задача не из легких. Но почти трехнедельные мытарства — явный перебор, ведь уже со второго дня включается счетчик, поэтому каждый водитель заинтересован шевелиться как можно быстрее. Но заинтересован ли в этом кто-то еще? После всего, что произошло, у Сергея в этом большие сомнения:
«Разгружаться мне не давали двое суток: пока обойдешь все кабинеты, чтобы оформить разрешение. Потом меня начал игнорировать весовой контроль. В итоге я двенадцать дней протоптался на месте».
Сотрудники пункта передвижного весового контроля все-таки посетили штрафстоянку седьмого февраля, а забрал свою машину Сергей только 14-го, заплатив, почитай пятьдесят тысяч за вынужденный простой.

Заколдованный круг

Александр Генко Так в чем же дело: в медлительности водителя или в нерасторопности тех, кто вершил его судьбу? Несколько лет назад подобным вопросом задалась Юлия Дрокова. В один прекрасный мартовский день ее легковушка угодила на спецстоянку за неправильную парковку. «Я провела весело часов восемь, мотыляясь между штрафстоянкой и ГАИ, и прониклась ощущением какой-то злонамеренной несправедливости всей системы», - вспоминает Юлия.
Тогда, в 2010-ом, забрать попавшее в заточение авто было куда сложнее, чем теперь. Взаимодействующие с водителями отделы административной практики ГИБДД работали всего пару часов в день. Лимиты устанавливали и сами стоянки: выдача машин происходила в строго определенное время, не уложившись в которое, человек был вынужден оплачивать дополнительный простой. А забрать авто, не раскошелившись, по мнению Юлии, было почти невозможно: «Система была выстроена таким образом, что забрать автомобиль в первые сутки было практически нереально. Соответственно, услуга получалась навязанной и дорогой. При этом никакого правового обоснования такой позиции ни у ГИБДД, ни у руководства стоянок не было. То есть это было в чистом виде нарушение прав автовладельцев».
Впечатлившись такой схемой работы, Юлия подала жалобу в прокуратуру, и в ходе последовавшей за этим проверки ее подозрения подтвердились. С тех пор выдача разрешений на выезд в подразделениях ГИБДД производится круглосуточно. В таком же режиме машины выпускают и сами штрафстоянки. При этом, как нам пояснили, разницы между легковыми и грузовыми авто прокурор не делал. Но если забрать легковушку действительно стало проще, с грузовиками все еще могут быть проблемы. Дело здесь в пресловутом разрешении на разгрузку.

Приходите завтра

Генрих Малкин Чтобы проверить свою теорию, мы провели собственное расследование, для начала, узнав, где именно такие разрешения выдают. Нескольких звонков в областное управление ГИБДД хватило, чтобы понять: по вопросам перегруза его сотрудники настойчиво рекомендуют обращаться именно к ним.
Каково же было наше удивление, когда, приняв это приглашение, мы попытались решить свои несуществующие проблемы во второй половине дня. Пройти дальше поста дежурного так и не удалось: как объяснил строгий вахтенный, отдел принимает страждущих только до обеда. Уточнить график приема водителей сотрудниками административной практики не составило труда. С вами готовы работать с 10 до 12 часов каждый день, кроме воскресенья и среды. То есть 10 часов в неделю! Это как раз та порочная практика, которую прокуратура в свое время предписала исправить. Впрочем, в ГИБДД свое мнение по этому поводу. Здесь уверены, мол, ничего криминального в таком режиме работы нет. А прокурорское предписание касалось только строевых подразделений, в управлении же порядки свои. Ну а на вопрос, как же быть тем несчастным, кто не успел втиснуться в узкие рамки приемных часов, нам и вовсе ответили встречным вопросом: «А где у нас прописано, что он должен у нас именно получить разрешение? – недоумевал Генрих Малкин. – Аналогичную бумагу водителю может выдать тот инспектор, который его задержал».
Впрочем, вопрос, почему по телефону нас настойчиво зазывали именно в Управление, так и остался без ответа. Но даже если необходимые бумаги действительно можно оформить в другом месте, сам факт ограничения времени работы одного из спасительных для водителя окон приятным не назовешь. Не очень-то радостно, ткнувшись носом в закрытую дверь, отправляться (возможно, и на другой конец города) в поисках задержавшего тебя инспектора который, кстати, может оказаться на дежурстве или того хуже в отпуске…
В общем, система продолжает, как избушка на курьих ножках, всем своим видом внушать, что проблемы маленького человека ей по-прежнему интересны мало. И какое такое чудо должно произойти в стране, чтобы она повернулась к нему передом, в ГИДББ не знают. Это штрафная сказочка, еще не сказка, сказка, по-видимому, будет впереди.

ВЛАДИМИР ДАВЫДЕНКО


©1995 Прецедент - информационно-аналитическая программа