Четверг, 06 Октябрь 2022

Аналитика
В Новосибирске УФАС заинтересовалось строительством апартаментов у пляжа «Наутилус»

В Новосибирске УФАС заинтересовалось строительством апартаментов у пляжа «Наутилус»

Антимонопольная служба считает, что мэрия должна была провести торги по аренде земли после перезонирования участка возле пляжа «Наутилус», которое позволило застраивать берег апартаментами. Возбуждено административное дело.

Подробнее->
 
Тревоги нет, но риски есть: региональное правительство отчиталось перед депутатами о концессиях

Тревоги нет, но риски есть: региональное правительство отчиталось перед депутатами о концессиях

Реализация соглашений государственно-частного партнерства (концессий) в Новосибирской области вызвала нешуточную дискуссию на 25-й сессии Заксобрания. Депутаты заявили правительству, что всегда были за постройку объектов и за ГЧП, но хотят видеть их готовыми в срок и на приемлемых для бюджета условиях.

Подробнее->
Стали известны подробности уголовного дела депутата новосибирского Заксобрания Лаптева

Стали известны подробности уголовного дела депутата новосибирского Заксобрания Лаптева

28 сентября депутата законодательного собрания Новосибирской области Владимира Лаптева отправили в СИЗО. После избрания меры пресечения сторона защиты озвучила свою позицию по уголовному делу, раскрыв некоторые подробности.

Подробнее->
Мнения наследников умершего директора похоронного дома «Некрополь» на уголовное дело отца разделились

Мнения наследников умершего директора похоронного дома «Некрополь» на уголовное дело отца разделились

В Заельцовском районном суде прошло очередное заседание по уголовному делу основателя похоронного дома «Некрополь» Сергея Якушина, скончавшегося после в июле 2022 года. На продолжении рассмотрения дела настаивает только один из его сыновей, который хочет восстановить честное имя отца.

Подробнее->
В новосибирской школе предложили платную продленку: для бесплатной не нашлось места

В новосибирской школе предложили платную продленку: для бесплатной не нашлось места

В одной из школ Октябрьского района родителям первоклассников предложили водить детей в группу продленного дня за 8 тыс. рублей ежемесячно. При этом для бесплатной продленки в школе не оказалось свободных помещений. 

Подробнее->
Цена проекта санитарно-защитной зоны Клещихинского кладбища в Новосибирске снизилась втрое

Цена проекта санитарно-защитной зоны Клещихинского кладбища в Новосибирске снизилась втрое

В Новосибирске подвели итоги аукциона на разработку проекта санитарно-защитной зоны Клещихинского кладбища. Стоимость муниципального контракта снизилась в три раза.

Подробнее->
Новосибирские депутаты о концессиях: «Объектов мы не видим, а возмещать должны»

Новосибирские депутаты о концессиях: «Объектов мы не видим, а возмещать должны»

Действующий  бюджет и финансовые планы на предстоящие два года, а также острые вопросы применения механизмов государственно-частного партнерства (концессий) при  строительстве поликлиник и школ депутаты Заксобрания обсудили с министрами правительства НСО на заседании комитета по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности.

 

Подробнее->
«Остались без диванов и денег»: новосибирцы требуют привлечь к уголовной ответственности продавца мебели

«Остались без диванов и денег»: новосибирцы требуют привлечь к уголовной ответственности продавца мебели

Более десятка новосибирцев заявили, что стали жертвами обмана при покупке мягкой мебели у индивидуального предпринимателя Елены Семесенко. Люди вносили 100% предоплату за изготовление диванов и кресел, но доставку мебели так и не дождались.

Подробнее->
Комплексная застройка микрорайона Клюквенный станет прорывом для Новосибирска

Комплексная застройка микрорайона Клюквенный станет прорывом для Новосибирска

Проект развития территории микрорайона Клюквенный уникален для Новосибирской области: впервые за многие годы для застройки огромного земельного участка применён принцип комплексного мастер-планирования — синхронизации строительства жилья с созданием инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры.

Подробнее->
Одна статья на всех: уже четверым депутатам новосибирского Заксобрания инкриминировали мошенничество

Одна статья на всех: уже четверым депутатам новосибирского Заксобрания инкриминировали мошенничество

Иван Сидоренко стал четвертым по счету депутатом новосибирского Заксобрания текущего созыва, попавшим под следствие за мошенничество. Мы решили вспомнить всех народных избранников, привлеченных к ответственности.

Подробнее->
Почти 30 семей в Новосибирске рискуют замерзнуть в своих домах из-за бесхозного газопровода

Почти 30 семей в Новосибирске рискуют замерзнуть в своих домах из-за бесхозного газопровода

Жители нескольких улиц в Дзержинском районе еще в конце августа остались без газа в частных домах из-за аварии на газопроводе ПК «Поляковский». Позже оказалось, что сеть бесхозная. В преддверии отопительного сезона люди боятся замерзнуть в своих домах.

Подробнее->
В Новосибирске могут снести жилые дома из-за изменения границ Клещихинского кладбища

В Новосибирске могут снести жилые дома из-за изменения границ Клещихинского кладбища

В Новосибирске изменили границы Клещихинского кладбища – теперь его площадь составляет 185 гектаров. В связи с этим, под угрозу сноса попадают близлежащие дома, точки общепита и прочие здания.

Подробнее->
Известному блогеру и новосибирскому депутату не удалось оплатить труд полицейских в рассрочку

Известному блогеру и новосибирскому депутату не удалось оплатить труд полицейских в рассрочку

Октябрьский районный суд Новосибирска отказал в удовлетворении ходатайства блогеру Тимуру Ханову и депутату горсовета Антону Картавину, которые просили о рассрочке в выплате компенсации региональному главку МВД на сумму порядка 3 миллионов рублей, за работу сотрудников в выходной день.

Подробнее->
Первый вытрезвитель в Новосибирске будет располагаться рядом со школой

Первый вытрезвитель в Новосибирске будет располагаться рядом со школой

В начале 2023 года в Новосибирске после долгого перерыва заработает вытрезвитель. Учреждение откроют в Первомайском районе на улице Звездной, причем располагаться оно будет рядом со средней школой.

Подробнее->
«Непрофессионализм и грубые нарушения»: новосибирский альпинист высказался о гибели туристов на Камчатке

«Непрофессионализм и грубые нарушения»: новосибирский альпинист высказался о гибели туристов на Камчатке

Опытный альпинист из Новосибирска высказал мнение о трагедии на Ключевской сопке, в результате которой погибли 9 туристов. Незадолго до ЧП он побывал на Камчатке в составе другой туристической группы, которая также совершала восхождениями на сопки и вулканы.

Подробнее->
Суд отказался арестовывать 157 млн рублей экс-совладельца холдинга «Сибирский Гигант»

Суд отказался арестовывать 157 млн рублей экс-совладельца холдинга «Сибирский Гигант»

Арбитражный суд Новосибирской области рассмотрел заявление ООО «Гигант 4» о принятии встречных обеспечительных мер в отношении бывшего совладельца компании Андрея Кузнецова почти на 160 миллионов.

Подробнее->
Прогноз подрядчика уложить асфальт на проспекте Маркса к 1 сентября не оправдался

Прогноз подрядчика уложить асфальт на проспекте Маркса к 1 сентября не оправдался

В Новосибирске продолжается масштабный ремонт проспекта Маркса. К 1 сентября подрядчик намеревался завершить укладку асфальта, однако этот прогноз оказался слишком оптимистичным.    

Подробнее->
Под Новосибирском маме с ребенком-инвалидом предлагают жить в доме без удобств

Под Новосибирском маме с ребенком-инвалидом предлагают жить в доме без удобств

В поселке Ленинский под Новосибирском маме с ребенком-инвалидом пришлось в суде отстаивать право получение льготного жилья. Но спустя более полугода с момента вынесения решения, чиновники предложили семье переехать в дом без удобств.

Подробнее->
«Обменявшая» неисправный айфон жительница Новосибирска не смогла обжаловать приговор суда

«Обменявшая» неисправный айфон жительница Новосибирска не смогла обжаловать приговор суда

Жительница Новосибирска не смогла вернуть купленный в магазине Smart-Apple неисправный смартфон. Тогда она самостоятельно поменяла гаджет на другой. Ее обвинили в грабеже, а позже осудили за самоуправство. Обжаловать этот вердикт сибирячке не удалось. 

Подробнее->
«Он был профессионалом»: вдова погибшего в Якутии водителя НИИ геологии добивается расследования причин трагедии

«Он был профессионалом»: вдова погибшего в Якутии водителя НИИ геологии добивается расследования причин трагедии

Весной прошлого года во время служебной командировки в Якутию погиб водитель Сибирского НИИ геологии из Новосибирска Юрий Матов. Сначала трагедию списали на несчастный случай, после жалоб вдовы все же возбудили уголовное дело. Но виновных до сих пор не нашли. 

Подробнее->
Все новости
Новости 

«О войне я узнал в очереди за хлебом»: воспоминания ветерана Великой Отечественной войны

Сейчас Владимиру Балобанову почти 95 лет, юбилей ветеран отпразднует в июле. Войну он встретил семиклассником, тогда семья жила в городке Щекино под Тулой. В 1990 году, отдыхая в санатории «Речкуновский» под Новосибирском, Владимир Леонидович, решил написать мемуары о своей жизни и, конечно, о войне, которая круто изменила все его юношеские планы. В День памяти и скорби «Прецедент» публикует отрывки воспоминаний Владимира Балобанова из его книги с символичным названием «Повороты судьбы». 

ГРЯНУЛА ВОЙНА

О войне я узнал в очереди за хлебом в магазине около Шамотного завода. А на другой день уже огромные толпы народа собирались около военкомата. Сразу же была введена светомаскировка. Около каждого дома мы вырыли окопы в полный рост и сверху перекрыли их бревнами, это — на случай бомбежки. Потом было много бомбежек, но жители почему-то туда не прятались, а предпочитали подвалы своих домов. Считали, что три этажа над головой  надежней, чем накат из бревен в окопе. Очень быстро все было поставлено на военный лад. На заводы пришли женщины вместо ушедших мужчин.

На шахты подмосковного угольного бассейна нужны были рабочие, и я получил повестку о мобилизации в ремесленное училище шахтеров, в рабочий поселок Огаревку в 15 км от Щекино. И я стал, вопреки моему желанию, учиться на электрослесаря подземных установок. В школе я учился хорошо, всегда был активным, дисциплинированным, даже уже тогда у меня были твердые жизненные цели. И, конечно, ремесленное училище меня не устраивало, но уже шла война, и человек не был хозяином своего желания.

Армия генерала Гудериана быстро приближалась к Туле с юга, поэтому все наше училище мобилизовали на так называемый трудовой фронт. То есть в районе деревни Житово (южнее Щекино в 6 км) мы начали рыть многокилометровый противотанковый ров. Десятки тысяч человек, в основном женщины и подростки, вроде меня, рыли этот ров глубиной около 3 метров и шириной 7-8 метров. После рассказывали, что ни один немецкий танк  в этот ров так и не заполз. Танки шли, в основном, по дорогам. Ночевали мы, как правило, в соломе, а днем снова копали.

Запомнилась пунктуальность немецких летчиков того времени. Прилетал один самолет и выбрасывал листовки запомнившегося содержания:

«Девочки и дамочки не ройте ваши ямочки,

Придут наши таночки, зароют ваши ямочки».

После этого шло уже грозное предупреждение: « В 13 часов наши самолеты будут обстреливать противотанковый ров». И точно в 13 часов вдоль рва пролетал самолет и поливал пулеметной очередью всех, кто не убежал ото рва. Сначала этим листовкам не верили, но потом немцы нас приучили. Наших самолетов в воздухе практически не было, и фашисты были полными хозяевами неба. Они очень много бросали листовок всякого содержания, но, в основном, с требованием убивать комиссаров и евреев и сдаваться в плен.

В середине октября 1941 года начались ежедневные бомбежки в основном железных дорог и скопления людей на больших дорогах. Началась страшная паника и местная власть перестала управлять. На заводе началась эвакуация ценного оборудования и квалифицированных рабочих. Отец был не транспортабелен и мы, естественно, думали, как нам жить в оккупации. Никто не надеялся, что немецкие власти дадут нам пропитание. Начался массовый грабеж магазинов и складов. Я помню, что мы, не менее 100 человек, окружили склад с зерном, это дальше за вокзалом, и под возгласы женщин пошли на его штурм, но солдаты выстрелами над нашими головами нас сдерживали. Но после очередного штурма мы ворвались на склад. Я распорол мешок ржи, высыпал половину, и полмешка принес домой. Помню, что как-то по незнанию принес вместо проса полмешка немолотой горчицы.

Я ВПЕРВЫЕ УВИДЕЛ НЕМЦЕВ

Армия Гудериана взяла 29 октября 1941 года город Щекино. Немцев я увидел сначала с чердака дома номер 6, вернее, колонну, которая шла по Крапивненскому шоссе от шахты №16 (сейчас ее нет). Был теплый солнечный день и на 2-ой группе немецкие солдаты появились уже к обеду. Они были одеты в добротные мундиры с засученными рукавами, на шее – автоматы. Нас ошеломила их мощь на фоне отступающих наших солдат. И сразу на всех углах появились приказы на ломанном русском языке. Везде сообщалось, что немецкая нация – это особая нация, которая принесла нам так называемый «особый порядок». Сообщалось, что мы должны быть покорны и за всякое отступление от установленного порядка положена смерть. При этом даже незначительно выполненная работа поощрялась, как правило, сигаретой или остатками пищи из солдатского котла. Только выйдешь из дома, как сразу слышишь:  «Русс, комм!». А дальше приказ: пилить дрова, носить воду и т.д. Солдаты, как правило, эту черную работу не делали. К солдатским кухням свозилось много кур, гусей и поросят. Скотину убивали они сами. В городе не стал работать  водопровод, поэтому воду возили из ближайших деревенских колодцев или из колодцев, которые были на территории Шамотного завода.

Общаться с немцами мы научились очень быстро. В школе я изучал немецкий язык, да и жизнь заставила говорить по-немецки. Каждый солдат немецкой армии всегда носил с собой толстый альбом семейных фотокарточек. И если к нам в дом входил солдат, даже ненадолго, он всегда открывал альбом и показывал свой дом, родителей, невесту и т.д. Фотографии, конечно, были богатые. Такого мы никогда не видели.

Помню один воздушный бой над нашим домом. Один наш истребитель отбивался от четырех мессершмитов. Он не удирал, а сам смело атаковал их. В конечном счете, они его сбили. Самолет упал около железнодорожного моста на шахту номер 16,но не сгорел. Когда мы туда прибежали, летчик, младший лейтенант с украинской фамилией, был мертв. Он лежал метрах в двадцати от самолета. Пистолет и сапоги летчика забрал парень чуть старше меня, он жил недалеко от моста.

По настроению немецких солдат чувствовалось, что началось наступление наших войск. Радио мы не слушали и всю информацию получали от немцев. А они говорили, вернее, показывали кольцо, что Тула окружена, Москва окружена и скоро всем будет «капут». Не думали они воевать зимой, поэтому у солдат не было зимней  одежды. Когда начались морозы, а они в этом году были особенно сильные, нам нельзя было выходить на улицу ни в валенках, ни в шапке и особенно в варежках. Все это моментально отнималось. На нас смотрели не как на людей. Могли раздеться догола и бить вшей, не считаясь с нашим присутствием. Я получал и оплеухи за неправильно понятые команды.

Первые русские солдаты появились у нас рано утром 14 или 17 декабря 1941 года.  Они были в шубах, в валенках, в руках автоматы и вид у них был очень боевой. Какая это была противоположность нашей отступавшей армии. Ликование было великое. Назавтра я уже щеголял по городу в новых кованных, очень прочных немецких ботинках. Но теперь  меня остановил уже наш патруль. Привели домой, и сняли ботинки. Также был вывешен  приказ о сдаче всего трофейного имущества.

ИЗ ШКОЛЫ НА ЗАВОД

20 января 1942 года я поступил в 8-ой класс в открывшуюся школу, которая располагалась в полуразрушенном бараке около деревни Грицовка. На весь город не смогли тогда собрать ни одного 10 класса. Было по одному 8 и 9 классу. Мы тогда меньше учились, больше занимались расчисткой фронтовых дорог (снега в ту зиму было очень много).

Позднее, в музее Щекино я узнал, что 50-я армия генерала Болдина, оборонявшая Тулу, потеряла при освобождении Щекино 6 тысяч солдат. Бои, вроде, шли и незначительные, а потери большие. У немцев потери тоже были большие.

В конце мая я закончил 8-ой класс и даже с похвальной грамотой. Отец выздоровел, а завод, который эвакуировали (а остальное взорвали), так и не думал начинать работать. Отцу приказали поехать на Урал на Тавтимановский керамический завод, куда в 1941 году были эвакуированы оборудование и рабочие с завода Кислотоупор. Мы поехали, почему-то, вдвоем с отцом. С 1 сентября 1942 я года стал токарем-учеником в ремонтном цехе этого завода.

На Тавтимановском заводе в конце 1942 года я вступил в комсомол. До войны в комсомол принимали только самых достойных по рекомендациям уважаемых людей. Но в 1942 году этот порыв как-то затих. Все меньше становилось людей, которые бы хотели быть всегда впереди, в том числе и на фронте. А я в то время уже был допризывником и каждый вечер в лаптях и с деревянным ружьем на плече проходил курс военной подготовки. Наверное, была команда сверху, чтобы все допризывники в армию шли комсомольцами.

Я ЧУТЬ НЕ СТАЛ ЛЕТЧИКОМ

18 ноября 1943 года меня призвали в армию. Проводов никаких не было, да, и не на что. На заводе дали новые лапти и отоварили картошкой на две недели вперед. Да и слез было мало. Мне казалось, что это все игра или тренировка, что я скоро вернусь. Но ушел на целых семь долгих, страшных и тяжелых лет. Отец был уже тяжело болен, и он чувствовал, что прощается со мной последний раз. Женщины нас оплакивали, как покойников, но я, почему-то, всегда был уверен, что вернусь с войны живой. 8 классов образования в 1943 году были куда значимее, чем высшее образование сейчас, поэтому меня направили в авиационное училище. Я был небольшого роста, очень худой, но к своему удивлению, прошел медицинскую комиссию, хотя отбор был довольно жесткий. И вот я – курсант Уфимского училища, где через 8 месяцев из меня должны были сделать стрелка-радиста.

КАК Я ОКАЗАЛСЯ В ШТРАФБАТЕ

Но случилось все не так. 5 декабря меня разыскал знакомый из Тавтиманово и сказал, что у меня умер отец. Я был еще неопытный солдат и не знал, как оформить отпуск. Да его бы мне все равно не дали. В общем, я перепрыгнул через забор, на вокзале запрыгнул в товарный вагон и ночью приехал в Тавтиманово. Шел домой через кладбище, увидел свежую могилу и понял, что на похороны я опоздал. Через день я на поезде снова поехал в Уфу. Тогда по поездам ходили опергруппы, задерживали дезертиров и всех подозрительных. Решили и меня, конечно, проверить. Я от них пытался бежать, но был легко пойман. После чистосердечного моего признания руководитель группы сказал, что вот сейчас приедем в Уфу, позвоним в училище и тебя выпустим. Но в Уфе на перроне нас ждал большой караул и меня, как ярого преступника, отвели в тюрьму. Допросов было мало, и так все ясно – дезертир на двое суток. Суда не было, зашел в камеру какой-то старшина и зачитал мне, что на основании статьи 147 пункта ж (может уже и забыл точное название) за самовольную отлучку свыше суток по законам военного времени мне положен расстрел, но комендант Уфы генерал Сафонов приговорил меня к трем месяцам штрафной роты.

Меня перевели в помещение, где формировалась штрафная рота. Я запомнил это здание на улице Челюскинцев дом 5 , кажется. Это был пересыльный пункт. Его подвальное помещение было похоже на тюрьму с одной большой камерой человек на 50 – 100.

Я раза два видел, как помощники «комиссара» убивали людей, пытавшихся своровать пайку хлеба. И главное, за это никто никого не наказывал. Придут, заберут труп и все. А все же эта жесткость была оправдана. Она дала возможность многим выжить, в том числе и мне. Я был самый молодой в штрафной роте и поэтому, наверное, пользовался покровительством «комиссара». Половина роты была просто бандиты, осужденные на 10 лет.

ШКОЛА КОМАНДИРОВ

По пришествию трех месяцев меня направили в школу младших командиров, которая стояла на станции Алкино около Уфы. Зима 1943 года была суровая. В землянках печей не было, матрасов и одеял тоже не было. Грелись собственным теплом. Одевали нас одеждой, оставшейся после убитых и раненых солдат, а затем отремонтированной. Хоть это и называлось полковой школой, но занятий у нас никаких не было. Бани тоже не было. Раза два сводили в какую-то землянку, где прожаривали наше белье. Но от этого вшей не уменьшалось.

Очень много солдат болело, но умирали в основном от того, что съедали что-либо на помойке или украв на кухне. Таких мы хоронили ночью тайно, без почестей в оврагах. Их считали как дезертиров — не хотят на фронт, вот и отравились. Были и настоящие дезертиры, которые не выдерживали этих пыток. Таких публично расстреливали в назидание нам. За войну я три раза присутствовал при расстрелах. Ни ужаса, ни покаяния после них у меня не было. Душа была такая черствая, что уже ни на что не реагировала.

В конце апреля 1944 года, присвоив нам первое воинское звание – ефрейтор (положено было сержант, но школу мы не окончили), надев на нас все новое обмундирование, нас отправили на Северный Кавказ. Запомнился разбитый Сталинград. Середины улиц уже были расчищены, и можно было пройти, но кругом сплошные руины. Я не видел ни одного здания с крышей. Мы набрали много трофейного оружия, и во время хода поезда шла сплошная стрельба. Чувствовалось, что ехал эшелон пацанов 17 – 18 лет. На станции Тихорецкой нас привели в баню. В это время немецкие самолеты начали бомбить станцию, вся обслуга бани разбежалась, и мы долго сидели в бане голые, а воды так и не дали. Высадились на станции Гудермес. Нас разбили на отряды, дали автоматы – и в горы.

КАК Я ПОПАЛ В МОСКВУ

В армии часто бывают неожиданные повороты судьбы, так и здесь случилось. Нас, человек 50, но только русских, отобрали и сказали, что мы поедем в Москву, в дивизию, которая охраняет правительство. Нас, конечно, не переодели, сказав, что там все новое дадут, поэтому я свои ботинки променял на брезентовые полуботинки. И когда наш вагон встретил представитель в Москве, он ужаснулся нашему виду. Вагон загнали в тупик и только ночью нас вывезли в лагеря. Это станция Горинки в  сторону Балашихи. Здесь я получил первые солдатские навыки.  Раньше все навыки больше смахивали на тюремно – лагерные. Даже спать стал на простыни, а в баню водили аж в Сандуны. Полк стал называться 9-ый Краснознаменный мотострелковый полк 2-ой дивизии. После нас перевели в знаменитую дивизию №1 имени Дзержинского особого назначения. После учебной подготовки я был назначен в роту связи и сразу попал на курсы радистов – радиотелеграфистов, которые были при особом батальоне связи дивизии. И все это размещалось в Покровских казармах около Чистых прудов.

В школе радистов я проучился месяцев 8. Учился с большим желанием и на всю жизнь полюбил эту специальность. До конца службы я практически почти каждый день работал на радиостанции. И азбука Морзе так втемяшилась в меня, что я и сейчас, через 48 лет после окончания школы свободно могу передавать на ключе, медленно, но на слух еще принимаю любой текст. Останавливаясь перед любым плакатом, я машинально отстукиваю его текст. До сих пор я помню все коды-позывные, которыми мы работали. Мне кажется, что я и сейчас смог бы работать на радиостанции. Хотя мои однополчане – радисты давно все забыли, но у меня осталось это на всю жизнь, потому что это дело было любимое.

ПАРАД, КОТОРЫЙ Я НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ

Парад, который я никогда не забуду, состоялся 24 июня 1945 года — парад Победы. Все кто дожил до победы, хорошо помнят этот день, и я его помню до мелочей. Забушевала вся казарма, солдаты начали выскакивать на Покровский бульвар, многие в нижнем белье. Улицы все больше загружались народом. Везде были танцы, песни и веселье. Сердобольные старухи прямо на улице угощали солдат, кое-где и стопку подносили. Вся Москва вышла на улицы. Нас по подразделениям стали направлять в различные районы Москвы для наведения порядка. Но я оставался в казарме, т.к. был после дежурства на кухне. Я помню, мы с другом Федей Накоряковым, очень похожим на артиста Бориса Андреева, вышли на улицу и сфотографировались в фотомастерской у Покровских ворот. Эту фотокарточку я сейчас храню, как особую реликвию. К вечеру и нас, человек 20, направили в гостиницу Москва, там в ресторане кто-то кого-то застрелил. Но когда мы туда пришли, там уже забыли, кто в кого стрелял, и мы пошли домой через Красную площадь. Она была забита народом. Машины, которые выезжали из Спасских ворот, останавливали, и если там был военный, то его качали всей толпой. Наверное, я только раз видел столько сразу счастливых людей, хотя у многих и слезы были на глазах. После был салют и великое счастье и надежда на будущее сияли у всех на лицах.

PS: Сейчас Владимир Балобанов живет со своей семьей в Новосибирске. Он очень надеется, что книга его воспоминаний станет «тем наследием и бесценным опытом, которые помогут внукам и правнукам прожить свою жизнь достойно и счастливо».

Из книги воспоминаний Владимира Балобанова «Повороты судьбы». В публикации использованы фото из семейного архива Балобанова.

Комментарии

close
Добавьте свой комментарий
This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)

Введите текст с картинки в поле ниже.


Новости партнеров

© 2000-2022 Прецедент ТВ

close
 
 
This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)


up

Подпишись на новости

close button
This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net) Пожалуйста подтвердите что вы человек, введя буквы с изображения.

Подпишись на ТОП Прецедента

close button
This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net) Пожалуйста подтвердите что вы человек, введя буквы с изображения.